Ультра-си Николая Толкачёва
Смотреть газету

- Самый сложный элемент в гимнастике называется «ультра-си». Заслуженный тренер СССР Н. Г. Толкачев выполнил его в жизни.

- Николай Григорьевич Толкачев родился 25 октября 1921 года в гор. Ишим Тюменской области, рос без отца, который погиб во время войны, мать - Евдокия Васильевна Горбачева, умерла в возрасте 97 лет, пережив смерть сына.

- 1 сентября 1991 года исполнилось 30 лет детской гимнастической школе во Владимире. С 1964 года в ней работал Н. Г. Толкачев.

- Олимпийские чемпионы Николай Андрианов, Юрии Королев, Владимир Артемов - птенцы «толкачёвского гнезда», воспарившие к международной славе в гимнастике.

- Кубок памяти Н. Г. Толкачева будет нынче второй год проходить во Владимире.

Он принес заметку в отдел информации владимирской областной газеты «Призыв», где я тогда работала, но не ушел, как обычно делают авторы, торопясь по своим делам, - остался подождать, пока его материал прочтут.

Ровный красивый почерк говорил о большой энергии, о развитом эстетическом вкусе и еще о чем-то возвышенном. Пока разговаривали, разглядывала живое открытое лицо, тренированную фигуру с по-гимнастически развернутыми плечами. Небольшие глаза светились умом и добротой. Обаятельная улыбка. От него струилась какая-то внутренняя сила, уверенность в себе.

Слово за слово выяснилась мечта этого человека - растить во Владимире чемпионов по гимнастике.

Бог мой! О каких чемпионах можно было говорить в 1964 году? Гимнастическая школа была больше известна разбором жалоб педагогов друг на друга. Конечно, были там и с хорошими данными ученики, и способные тренеры, но трудились поденно, привыкнув уже к мысли, что в таком захолустье ничего путного получиться не может. Где уж подняться владимирцам из гимнастического болота во всесоюзное, а тем более, международное поднебесье? Понимал это и Николай Григорьевич, но не унывал. Владимир привлекал его близостью к Москве, возможностью общаться с гимнастической элитой.

Мне удалось спрятать усмешку, слушая вдохновенный рассказ Николая Григорьевича о том, как паренек из Владимира победит непобедимых гимнастов из Японии. Когда уходил, успела спросить: сами-то откуда будете? Оказалось, из Норильска.

-За мечтой прилетели- - не у держалась от недоверчивой улыбки, по опыту зная, что порог редакции часто переступают гениальные поэты, изобретатели, киносценаристы и другие удивительные личности, объединяемые на Руси одним словом «чудаки».

Как-то в субботу иду по хозяйственным делам, а навстречу с хлебом в охапку - Николай Григорьевич. Поздоровался, поблагодарил за публикацию, а я и спроси: как мечта-то?

- Зреет вполне,- полушутя ответил тренер,- набрал первую группу мальчишек, сопли еще под носом, но дерзкие, хулиганистые, один дикий совсем, без отца растет, а координация отличная. Хоть с пятого этажа сбрось, как кошка, на ноги встанет.

- Как зовут?

- Колька.

- Колька - чемпион Европы? Так и запишем в отделе, а потом во всех газетах мира. Хлеба-то зачем так много?

- На всю семью. Коля с нами живет, как сын, подкормить надо. Потом я узнала, что Николай Григорьевич взял на себя питание и воспитание не только Андрианова. На норильские сбережения Толкачева всей командой ездили на море. Когда Николай Григорьевич ходил в школу узнавать отметки Коли, там его воспринимали как отца.

Потом мы долго не виделись, но в 1971 году из далекой Испании, из Мадрида, пришла во Владимир радостная весть: среди призеров чемпионата Европы - наш земляк Николай Андрианов (бронзовая медаль). Тот самый Колька! Воспитанник Николая Григорьевича Толкачева. Весь Владимир замирал у голубых экранов, не обращая внимания на ночь-полночь. Всем хотелось увидеть сложные оригинальные упражнения молодого гимнаста. Захватывало дух, так смело он работал на гимнастических снарядах. Утром в троллейбусах, на службе только и было разговоров о баллах, выигранных Андриановым.

Город как бы стряхнул с себя повседневную пыль. Вспомнил о своем достойном лице в истории Отечества. Горожане отвлеклись от погони за куском колбасы, обсуждая успехи владимирского гимнаста.

Толкачев - Андрианов.

Андрианов - Толкачев.

Благодаря этим именам о старинном русском городке заговорили как об одном из гимнастических центров.

Так на глазах Владимира исполнил Николай Григорьевич свою мечту - растить спортсменов высокого класса. Но это была одна часть его планов.

Вторая по тем временам была вовсе необыкновенна - победить непобедимых японских гимнастов, лет пятнадцать прочно удерживающих лидерство в мировой гимнастике.

Толкачев фанатично верил в свою идею, сумел заглянуть на годы вперед. Уловил значительное «омоложение» гимнастики, предвидел её усложнение. И на этом построил систему подготовки Андрианова.

В 1972 году его ученик впервые стал чемпионом на Олимпийском турнире в Мюнхене. Невероятно, но факт. Невероятно потому, что только в 1964 году Коля стал заниматься гимнастикой. Так быстро, как кажется, никто этого не делал.

В Мюнхене Андрианов получил звание заслуженного мастера спорта СССР. И учитель и ученик были награждены орденами « Знак Почета».

В 1974 году в Варне на чемпионате мира у Николая Андрианова - серебряная медаль. Всего 0,125 балла отделяли его в многоборье от победителя Касамацу.

Олимпиада-76 в Монреале. Николай Андрианов - абсолютный олимпийский чемпион. Самое почетное звание у русского парня, которому удалось обойти японских гимнастов. Спасибо, Коляша! Так Андрианов стал героем XXI Олимпийских игр.

Двенадцать лет потребовалось тренеру и ученику, чтобы добиться осуществления своей мечты - в честной борьбе победить японских гимнастов. Сбылось!

Ордена, почетные звания, зарубежные турне,- мне уже не удавалось встретить Николая Григорьевича идущим по владимирской улице. Но в один из зимних дней, смотрю: идет в полушубке нараспашку (по-сибирски), сияющий радостью успеха. Распахнул руки, приветствуя:

- Слышали! Россиянам аплодировала Америка.

- Как там американцы?

_ Что ты! Живут в достатке, в гимнастических центрах - стерильная чистота, никель в душевых, ваннах у миллионеров - фарфоровые, а не золотые зубы.

- Себе-то почему не вставили?

- Некогда, валюту им,- он палец вверх,- зарабатывал. Нам бы в школу американскую материальную базу - сколько бы ребяток от улицы оторвали. Сто лет нам до них шлепать, если не больше. И он топнул модным башмаком по вечной выбоине на мерзлом тротуаре. Уже вдогонку крикнула:

- Как школа? Строится?

Да,- он как-то отчаянно взмахнул рукой,- за каждую мелочь - бой, нищета заедает... Хотел зал с амфитеатром для зрителей - получил не то, хотел интернат для ребят иногородних, гостиницу на 50 мест, кафе... Ничего нет...

Он хотел, чтобы в гимнастику шли с детского сада. Родители за ручку с малышами. Чтоб пока ребятки в своей группе занимаются, родители бы тоже смогли потренироваться, а не сидеть бесформенными кулями в креслах. Но не дали так сделать.

Следующая наша встреча произошла, когда мне было худо, болела. Он тоже был в стрессовой ситуации. Вечером весь этаж был в волнении: какого-то буйного пациента привезли. Утром я встретила Николая Григорьевича в больничном коридоре и с уважением подала руку. За спиной услышала зловещий шепот: «С алкоголиком здоровается». Хорошо, что Толкачев, кажется, не слышал этого змеиного шипения. Николай Григорьевич уставился на меня удивленно:

- По какому случаю тут, молодежь? Партпоручения довели, слишком

дисциплинированно выполняла волю...- мой палец взметнулся вверх.

Я наоборот, слишком недисциплинированный по отношению к...- он тоже поднял палец, указав на потолок.

Но результат-то один и тот же,- продолжила я шутку,- идем по одному больничному коридору. Выходит и то, и другое - плохо. А истина, как часто бывает, посередине этой ковровой дорожки?

Он улыбнулся приветливо, легко, как давнему родному человеку. Повеселел. В больнице интересный собеседник на вес золота. В оставшееся от процедур время мы обсудили его рукопись «Как, растить чемпионов». Решено было, как только нас «подремонтируют», довести ее до ума. Он не успел этого сделать... Он много еще не успел в этом мире.

Позвольте, скажут иные. Толкачев добился великолепных результатов, система все-таки его поддержала. И школа построена в прямом и переносном смысле. Андрианов - блестящая страница отечественного спорта. Все это так, но не благодаря, а вопреки системе все эти успехи получились.

Отцы области в то время, М. А. Пономарев, С. О. Сурниченко, Н. И. Шагов и другие, считали, что это они обеспечили Толкачеву и Андрианову победу. Изволь, откуда бы ни вернулся, доложить, показать награды, выступить перед активом. Он был издерган тупостью и завистью партчиновников. Отказался выступить - Строптив. Неугоден беспартийный Толкачев. Представил список, что нужно для гимнастической школы - ему что, мало славы?

К человеку, имеющему имя в мировой гимнастике, в родном городе демонстрировали полное равнодушие. Толкали тем самым на медленную смерть за стаканом вина.

Подумаешь, что он такого сделал,- твердили партчиновники! Захотим - создадим нового Толкачева. Увы, господа хорошие! Не в вашей власти. Административно-командная система не может вырастить талант. Убить талант - это её привычное занятие.

Высокоинтеллектуальная, цельная,

искренняя натура Н. Г. Толкачева не смогла вынести этого издевательства равнодушием. На глазах публики он выполнил свой сверхсложный элемент - прорвался через дремучий бурелом нашей действительности. И остался в памяти владимирцев как человек, преданный спорту, красоте, благородству.

... Как-то на днях я проходила мимо гимнастической школы. Как он хотел.

В солнечный день так и кажется: вот еще чуть-чуть, еще немного подождать и по ступенькам школы легко взбежит подтянутый, стройный Николай Григорьевич:

- Школа имени меня?: рассмеётся он весело, я как-то об этом Не подумал... но есть одна интересная идея.... И опять начнется его рассказ о новом совершенно невероятном замысле, который, теперь я знаю наверняка, был бы непременно осуществлен. Такой уж был стиль жизни этого человека-творца.

... С вдовой, Любовью Николаевной Толкачевой мы беседуем в нашей лоджии, в зеленом кабинете, как пышно зову свой балкон. Августовский прозрачный небосвод над нами, синие дали лесов до Судогды, зеркальные блики реки. Пламенной свечой горит на закате кирпичная колокольня храма Елены и Константина, что стоит на крутом берегу в селе Добром: Толкачев любил землю нашу русскую и ей послужил до конца.

Молчим. Тень печали легла на лицо: и она, супруга, не всегда понимала масштаб личности Николая Григорьевича. Как же не хватает его сегодня! Когда пришло его время. Ведь ему было бы в эти дни всего 70 лет, и он вполне мог бы вместе с нами полюбоваться этой вечерней зарей...

Юбилейный кубок в честь заслуженного тренера СССР Н. Г. Толкачева, учрежденный в 1990 году, ныне тоже состоится и станет частицей той светлой памяти, которую мы обязаны хранить об этом выдающемся человеке.

юбовь Фоминцева.


Вёрстка Владимир Мусатов